Из уст Фрэнка Мира

Frank MirЕсли вы слушаете двукратного чемпиона UFC в тяжёлом весе Фрэнка Мира, длительное время, шансы высоки, что вы узнаете что-то новое о мире единоборств. В преддверии главного поединка турнира UFC 119, в котом Мир встретится с другой легендой, Мирко Кро Копом, мы предлагаем вашему вниманию несколько «лакомых кусков» из уст Фрэнка Мира.

О своей аварии.
Поскольку кость была сломана только в одном месте, то мне было сказано, что я смогу вернуться и заниматься «контактными видами спорта», как сказал доктор. Ну думаю, что он тогда понимал серьезность всего этого. (Смеется). Но он знал, что мне предстоит определенно непростая попытка возвращения, а моя нога будет совершенно странно гнуться. Ну и тогда я сказал: «Это ведь ненормальный изгиб, и если я получу по ноге — то она как-нибудь причудливо изогнется». Он ответил: «Если твоя нога не сломалась бы при такой нагрузке до травмы, то и сейчас все будет нормально». Получается, что мышцы бедра спасли мою ногу, ведь она могла раздробиться, сломаться в нескольких местах, и тогда врачам пришлось бы собирать кость по кусочкам. При таком раскладе у меня не было бы ни единого чертового шанса вернуться в спорт. Тот факт, что кость была сломлена лишь в одном месте, позволил им вставить между костей железный прут, и это как раз спасло мою ногу».

О своей аварии 2.
Это сделало меня стариком. Я на своей шкуре испытал — что такое быть старше. Ты просто ходишь туда-сюда, и некоторые дни кажутся лучше остальных. Я думаю, что все, кто когда-нибудь попадали в серьезные аварии или имели тяжелые травмы, знают, как это бывает: сегодня ты полон надежды и веры в завтрашний день, а уже днем позже думаешь «вот отстой, это слишком длинный путь, я в депрессии». Но тебе нужно собраться и идти дальше: у людей бывают ситуации куда хуже, и они не хныкают как ты, просто успокойся. Так у всех: время от времени ты испытываешь чувство жалости к самому себе, в такие моменты тебе просто надо взять себя в руки. Я смотрел научный канал, и они там говорили про парня, которому оторвало руку. Сейчас у него механическая рука, но он счастлив, что может взять и поднять своего ребенка. Я сидел, смотрел на это и думал: «Я так переживаю только из-за металлического прута в моей ноге? Какая это к черту проблема? Мне было бы стыдно, если бы этот парень услышал, о чем я говорил».

Умение — все.
Когда я попал в аварию, я по-настоящему понял, насколько на самом деле хрупкое мое тело. И при этом я был сильным человеком, что в очередной раз подтвердило, что умение — это все. Я теперь не смогу бегать так быстро и прыгать так высоко, так как же мне побеждать в боях? Что если я слабее, что если я меньше? Допустим, я выхожу на бой только с одной рабочей рукой — что я буду делать? Это все мне показало некоторый проблеск в будущем: тебе сейчас 25, и ты не всегда сможешь быть таким же как сейчас, и что ты будешь делать, когда лишишься хорошей формы? Я вот лишился.

Сила разума.
Я вижу парней, которые постоянно пытаются работать над своей физической силой. Я смотрю на них и говорю: «Мы не из-за этого на вершине пищевой цепи». Они спрашивают, мол: о чем ты?. 150-фунтовый орангутанг может просто раскрошить твою голову на куски. Взять Билла Казмаера (известный стронгмен) и 150-фунтового орангутанга, который будет просто кидать его по залу. Таким образом, вся эта сила и тренировки, чего хорошего они дали? Почему бы тогда не подчеркнуть, что именно делает человека столь опасным? Его разум. Я только что поднялся на новую ступень разума, еще приблизив свои навыки к их потолку. Я подумал типа: «Знаешь что? Умение — самое важное». Мне плевать, что кто-то хочет, чтобы я стал больше, сильнее, быстрее. Ты можешь иметь выносливость, которой тебе хватит на три дня работы без перерыва, но это совершенно не имеет смысла, если я могу задушить тебя за 30 секунд.

Возвращение.
Многие спрашивали: «Ты можешь вернуться?» После некоторого времени я понял, что мне достаточно набрать кондиции, которые мне советуют набрать доктора, чтобы успешно выступать и одерживать верх над соперниками, потому что они все пытаются только быть быстрее, сильнее, больше. И это не очень хорошо, когда перед боем с человеком ты думаешь: «Я знаю, о чем он думает, я знаю, о чем я думаю. Дело в шляпе». В таком случае тебе надо иметь что-то, в чем ты можешь быть уверен на 100%, на что ты можешь положиться. А сила и размеры определенно для этого не подходят. А что если тебе прийдется драться с парнем, который больше и сильнее тебя? Или если ты чувствуешь, что в этот день ты не в лучшей форме? И на что будешь надеяться тогда? Я уверен, что мой разум дает мне возможность всегда подумать: хорошо, я что-нибудь придумаю. Так что, когда я выхожу в октагон, мне все равно, что ты собираешься мне предложить: в любом случае я что-нибудь придумаю.

О победных боях.
Мне без разницы, как именно я побеждаю в боях. Мне кажется, многие молодые бойцы вбивают вбивают себе в голову что-то вроде «я — ударник, поэтому должен победить нокаутом в стойке» или «я — мастер болевых, поэтому обязательно должен победить болевым». Мне все равно. Или еще бойцы говорят: «Я был нокаутирован, но выстоял и неплохо держался». Тогда я бы просто оглянулся вокруг, посмотрел на свою жену, посмотрел на ринг и подумал: «Этот парень только что сказал, что проиграл, но проиграл как мужик?» Что это вообще значит? Я этого совершенно не понимаю, потому что бои — это война, и я всегда хочу победить. Я не собираюсь выходить за рамки правил, и оставаясь честным человеком, я могу сказать: «Есть общепринятые правила. И я собираюсь использовать все, что ими не запрещено». Я не собираюсь доказывать что-то после поражений, потому что максимум, что люди смогут вспомнить через неделю — «Мужик, ты героически улетел в нокаут». Я помню, что после того, как я нокаутировал Уэса Симса, люди говорили: «ты не смог поймать его на болевой». Я действительно думал: «Черт, я реально не могу заставить его сдаться». И я пользовался тем, что, на мой взгляд, было в данном бою лучшим вариантом; я оказался в центре ринга, посмотрел на часы и подумал: «Мне надо что-то менять. У меня не получится победить его именно так».

О желании заканчивать бои с самого начала.
Вот смотрите, бойцы пытаются «прочувствовать» друг друга. Выискивают свою дистанцию, примеряются. Я этого не понимаю. Это ведь бой. Как они собираются «чувствовать» друг друга? Не лучше ли это сделать лицом к лицу, на встречных курсах? Как только бой начинается — ты должен много двигаться и думать. К примеру, в боксе парни с начала боя просто ходят две минуты и выкидывают джебы туда-сюда, и совсем ничего не происходит. Мне кажется, это просто смешно. Когда я выхожу в размен ударами, я думаю о том, как бы побыстрее закончить бой, потому что единственный способ обеспечить собственную безопасность — оставить соперника на земле без сознания. Вот такой у меня настрой. Мне кажется, что у меня много побед в самом начале поединков как раз из-за того, что многие бойцы, как только начинается бой, все еще пытаются совладать со страхом. Они хотят привыкнуть к тебе, чтобы почувствовать, что бой уже начался. Как только им это удается, они готовы драться, избавившись от волнения. Я этого волнения не испытываю. Я выхожу сразу и пытаюсь оторвать сопернику голову. Это не что-то вроде ярости или гнева, я просто я что-то вроде врача. Я не собираюсь сидеть и разглядывать рак, беседуя с медсестрой за чашечкой кофе. Если я здесь для чего-то, то я должен это сделать. Они не обуздали свой страх. Они — сильные физически , но не морально бойцы, и когда они начинают схватку, ты должен дать бой прежде, чем они поймут, что происходит. Тебе приходится практически силой загонять их в место для боя. Но если же мне позволено сделать первый ход, то тогда мой первый ход сильнее твоего ответного. И если ты с самого начала только ждешь, что я сделаю, то для меня это просто как режим убийцы; моя рука будет поднята еще до того, как ты поймешь это.

Сравнивая 1-ый бой против Танка Эббота с первой встречей против Брока Леснара.
Пришёл новый парень, который очень разрекламирован и от которого ждут, что он преуспеет в UFC, и меня поставили протестировать его. Но, похоже, для новичка все сложилось не слишком удачно.

Возвращение на чемпионский уровень.
Мне кажется, как и во всем остальном, здесь бывают взлеты и падения. Но твоя семья и друзья помогают тебе, когда тебе плохо, и ты просто преодолеваешь это. Ты продолжаешь идти вперёд и не важно, какие препятствия могут возникнуть у тебя на пути.

Быть андердогом.
Я думаю, что быть андердогом проще, потому что, когда люди ждут от тебя победы, пока бой еще даже не начался, это оказывает ненужное давление на тебя, а если никто от тебя ничего не ждёт, ты можешь просто расслабиться и хорошо выступить.

Изменение плана боя.
«Мне кажется, сейчас есть разница в том, чего я достиг достаточно, чтобы понять, что у меня есть и другие способности. Если вы переживёте ту первую попытку болевого — это не конец. Когда бой заканчивается, ты говоришь себе: „Это был хороший нокаутирующий удар. Я ещё здесь, ты ещё здесь, и что нам теперь делать? (смеётся)“. Сейчас я работаю над расширением своего боевого арсенала, чтобы я мог сказать: „Первый план не сработал, второй план работает, третий план, возможно, будет работать“ но давай вернёмся к первому плану, потому что если мой противник расслабился или устал, я могу попробовать этот приём ещё раз». Я ищу возможность закончить бой каждую секунду.

О первом бое с Леснаром.
Постоянное движение было очень важным, дабы бой не был остановлен. Я не выигрывал этот бой в течение первой минуты и 20-ти секунд. Я думал, он будет драться со мной в стойке. Я подумал, раз уж он такой большой и сильный, он не будет валить меня на пол и бомбардировать на земле. Когда он повалил меня, его удары из гарда были сильными , и после пары пропущенных ударов, я не хотел вязать его и дальше пропускать удары, потому что он был реально силён. И что-то щелкнуло у меня в голове — вывести его из равновесия, и я начал двигать головой и заставил его несколько раз промахнуться. Но пара ударов достигли цели — у него сильный ГнП.

О завершении боя с Леснаром.
Рычаг колена был далеко не лучшим, и он начал выскальзывать. Но если у тебя чёрный пояс по джиу-джитсу, и ты хороший атлет, тогда ты кое-что умеешь. Прием был выполнен не как по учебнику, хотя я бы этого хотел, но, в конце концов, я выполнил все на 80% правильно, и что-то во мне просто сказало: «Я не хочу опять получить локтем по башке».

Возвращение к титульному бою.
Мне кажется, что я заслуживал этого больше. Раньше я готовился к боям не очень хорошо, и даже когда я побеждал, иногда вы могли видеть меня незаведённым. Я не заслуживал победы. Я поймал парня типа Тима Сильвии, и вы могли увидеть на моём лице, что я не заслужил этого. И это не из-за того, что я делал на ринге, это из-за того, что я делал за его пределами. Сейчас, после этого боя, выиграл ли я или проиграл, вы будете видеть мою улыбку, потому что я знаю — я заслужил право быть здесь, из-за всего затраченного времени и приложенных усилий. И я этим горжусь. Любой может пойти и выиграть этот бой. Один лаки-панч, и это твой вечер, но это не значит, что ты заслужил это своей упорной работой.. Победа или поражение, ты зарабатываешь это вне ринга.

Тренируя на TUF
Наверное, они научили меня большему, чем я научил их. У них столько разных методов для боя, что я много узнал о человеческом разуме. Я могу анализировать сам себя много раз. У меня есть сейчас 8 разных точек зрения, и как их число может не умножаться?

О размерах во втором бою с Леснаром.
«У всех нас есть своё мнение и убеждения в отношении того, как мы должны работать, опираясь на свои прошлые успехи или на то, что мы узнали от других людей. И когда ты проигрываешь, нужно быть рассудительным, чтобы задать себе вопрос: «Почему у меня не получилось?». Мне кажется, что всякий раз, когда ты уверяешь самого себя, что ты был прав, повторяешь «ну, той ночью, то, что произошло, не имеет отношения ко всему остальному», это ерунда. Я должен признать, что размер Брока дал ему преимущество, которое смогло аннулировать большую часть моей техники. Ему не нужен мой уровень техники, достаточно определённого количества, и неплохую базу и размеры, это позволило ему добиться успеха. Так что я должен вынести из этого урок для себя и стать лучше. В этом нет ничего зазорного, это просто одна из тех вещей, когда ты как ученый — у тебя есть гипотезы, теория и тебе надо пойти и проверить их. Ты перестаешь быть учёным тогда когда вновь и вновь делаешь одно и то же и пытаешься найти оправдание тому, почему это не работает. Ты не можешь постоянно всё отрицать.

О своей боевой философии.
Мой стиль боя — сделать победу быстрой. Я люблю делать все быстро, и я не люблю работать на статистику. Мне всегда надоедает смотреть бои, где валят соперника на пол, ГнПшат и забарывают до смерти и побеждают по очкам. И, во-вторых, если я вышел на бой, колеблясь, преднамеренно стараясь сделать этот бой более длинным, это создаёт ситуацию, когда меня можно легко поймать на ошибке. Я думаю о том, чтобы попытаться одержать быструю победу, когда противник совершит свою первую ошибку. Но подсознательно я не буду беспокоиться о длящемся слишком долго поединке, как бы это делали бы бойцы, которые бывали в такой ситуации чаще.

О своей карьере
Мне кажется, что моя карьера весьма интересна и действительно полна взлетов и падений и что она никогда не развивалась в одном направлении. У меня достаточно опыта, чтобы знать, что жизнь полна взлетов и падений. И пока ты не сдаешься и идешь вперёд, твои взлеты будут ярко выделяться на фоне падений. Причина, почему моя жизнь отличается от других в похожих ситуациях — это потому что я никогда не останавливался. У меня нет ничего такого особенного, что отличает меня от других. Я думаю, у всех есть преимущества и недостатки, и я тоже всего лишь человек. У меня есть свои недостатки, как и у других. Я просто не сдаюсь. Я просто всегда ищу новый победный путь, независимо от того, найду я его или нет. Это не гарантирует успех, но единственное, что может гарантировать неудачу — это если вы сдаетесь.

Источник: http://www.valetudo.ru/mma/articles/2655-frank-mir

Один комментарий

Комментировать




XHTML: Вы можете использовать следующие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>