Фрэнк Шемрок: «Я плакал каждый день в течение двух недель»

Frank ShamrockВ прошедшую субботу на турнире Strtikeforce в городе Сан-Хосе одна из самых больших легенд спорта ММА в последний раз прошла свой путь от раздевалки до клетки октагона. Этот путь стал прощальным и очень трогательным. Знаменитый Фрэнк Шемрок, отдавший этому спорту 15 лет, объявил о своём выходе на пенсию. Девять титулов в четырёх организациях и 35 профессиональных боёв.

Вчера один из известных ММА сайтов ММАФайтинг взял у Фрэнка интервью, узнав много интересного о прошлом чемпиона и заглянув в его будущее.

Ты объявил о своём уходе на прошедших выходных, почему именно сейчас? С момента твоего последнего боя с Ником Диазом прошло больше года, поэтому это наверняка не то, что заставило тебя уйти. Что же тогда?
Дело просто в моём теле и времени. Я «отправил» свою «машину» назад на починку в спортивный зал, для тюнинга и... она просто не завелась снова. В моём последнем бою с Ником мне было все равно, насколько я был поломан ещё до боя. Я всегда делал шоу. Но когда я дрался с Ником, я не мог показать того, на что способен. У меня были травмы, которые не позволяли мне играть в эту игру и развлекать народ. Поэтому я знал, что, если я не могу отрабатывать в зале, моя «машина» сломалась. Я больше не могу этого делать.

Когда ты понял, что твоё тело уже не способно продолжать?
Я прилично травмировался за две недели до боя с Ником. Это была очень странная травма, я чувствовал, что мои мускулу просто разрываются, это было очень странно, а всё потому, что я защемил свои шейные позвонки. Этот зажим создал давление на мои мускулы, и они просто начали «разваливаться» на глазах. Просто моё тело достигло точки предела и начало давать мне сигналы: «Эй, парень, по-моему пора завязывать». Я даже не знаю, как точно это объяснить.

Это довольно непростое занятие для профессионального бойца — прийти к такому выводу, что пора завязывать. Ты же, судя по всему, был достаточно спокоен.
Ну... я не думаю, что я когда-либо был бойцом. Я думаю, я всегда был атлетом и «художником» боевых искусств, просто так получилось, что таким искусством стали бои. Моё искусство будет развиваться, но моя атлетическая машина окончательно сломалась. Я больше не могу объединить две составляющих вместе, искусство боёв и тело атлета.

Помогает ли тебе то, что ты всегда был бережлив, поэтому тебе не надо продолжать карьеру бойца из-за финансовых побуждений?
Это точно фактор. Но мне не нужен был бой. Мне не нужно было драться уже 10 лет назад. Я дрался только потому, что я любил это дело. Я дрался потому, что ММА — это моя жизнь. Иногда я делал это за деньги, но в большинстве случаев это был шанс что-то сделать. Я дрался на арене Tokyo Dome потому, что ни один боец ММА не дрался там до меня. Я дрался на канале Showtime, потому, что никто этого не делал. Мы запустили турниры в Калифорнии, потому что мы были первыми. Я хотел быть первопроходцем и я им стал.

Я говорил как-то с твоим братом Кеном и он признался, что очень трудно завязать с боями, по той же причине, почему люди становятся чемпионами — ты просто не можешь сдаться. Но, судя по всему, это не проблема для тебя. Почему?
Я думаю, я пришёл к этому по-другому. Я попал в этот спорт благодаря своему отцу, я воспринимал это спорт как науку, я не был уличным бойцом. Я до сих пор, до сегодняшнего дня, не воспринимаю этот спорт как драку. Это искусство и спорт, и я воспринимал ММА именно так. А вовсе не как то место, где я выражал свою агрессию.

Я имею в виду... я понимаю, что говорит Кен и как трудно завязать. Поверьте мне, я плакал каждое утро, две недели подряд из-за этого, потому что я знал, что мне придётся выйти туда и объявить о конце своего путешествия. Это было самым трудным занятием.

Твоя речь в субботу вечером была очень красноречивой и очень эмоциональной. Готовил ли ты себя психологически для такого трудного публичного сообщения?
(Смеётся) Знаете ли, я тренировался в гараже, я ходил туда-сюда и произносил это вслух. Но я правда плакал каждое утро. И только говоря эти слова, я наконец осознал, что происходит, и это было самое трудное. Я не сдался, просто моё тело больше не выдерживало нагрузки, я просто не мог продолжать физически.

Что готовит будущие, больше времени на телевидении?
Постоянная работа комментатором и, я думаю, ещё моя роль быть представителем этого спорта. Это именно та роль, которую я выбрал и делал несмотря ни на что. Мой рот сегодня намного сильнее и важнее для этого спорта, чем моё тело.

Есть ли вероятность того, что ты займёшь постоянную рабочую позицию на Strikefore и/или Showtime?
Я не знаю насчёт работы в офисе. (смеётся) Вы знаете, я говорил с обеими компаниями. У меня есть кое-какие серьёзные идеи по маркетингу, которые, я уверен, помогут этому спорту. Я был очень успешен с другими брендами. Они слушают меня. Иногда они думают, что я сумасшедший, но они все равно слушают меня и они умные люди. Я думаю, мы что-нибудь придумаем. Я не знаю насчёт постоянной работы, я наверное продолжу «носиться» туда-сюда и делать то же, что и сейчас.

На пресс-конференции после турнира много говорилось о твоём самом счастливом моменте в спорте. Что ты хочешь чтобы болельщики помнили больше всего?
Я просто хочу чтобы меня помнили как человека, который сумел что-то изменить, потому что он верил в то, что делал. Я думаю, что этот спорт может изменить многое и он уже изменил мою жизнь.

Ты сказал, что ты покинул UFC во многом потому, что ты не верил в то, что они делали. Что ты имел в виду?
Я думаю, что они создали хороший продукт для развлечений. Однако, я не думаю, что они вкладывают что-то в «искусство» единоборств. Это моё личное мнение. Я видел то, что они делали, и я говорил: «Ребята, я верю в это».

Думаешь ли ты что Strikeforce на пути развития боевых искусств?
100%. Скотт Кокер «художник» боевых искусств. Он честный парень. Если вы что-то у него попросите, он сделает это или он скажет вам честно почему он не может этого сделать. Это то, что нужно бойцам. Им нужно доверять промоутерам.

Возможно, это то, что ты можешь принести в управление этим спортом, поскольку бойцу знают, что ты был в «их обуви».
Я думаю, что да, я также думаю, что бойцам самим пора что-то делать. Знаете, эти парни (бойцы) опаздывают на 30 минут на встречу с прессой, мы платим тысячи долларов, чтобы собрать всех вместе, а им (бойцам) наплевать! Они должны начать понимать, что мы работаем вместе. Мы не дерёмся друг против друга, мы помогаем друг другу. Скотт и я поняли это с самого начала.

У меня всё. Хочешь ли ты что-то добавить?
Только то, что я очень благодарен поклонникам этого спорта. Знаете, я смотрел на ребят в толпе, некоторые из них следят за нами с момента, когда они были ещё детьми, а сейчас они выросли и у них у самих есть дети. Я видел их на протяжении всего моего путешествия и это было лучшее, что случилось в моей жизни.

Источник: http://www.valetudo.ru/mma/articles/2484-frank-shamrock

Комментировать




XHTML: Вы можете использовать следующие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>