Федор Емельяненко: «Горжусь тем, что я россиянин»

Федор ЕмельяненкоПредлагаем вашему внимание интервью лучшего бойца ММА в мире россиянина Федора Емельяненко, которое он не так давно дал украинскому изданию «Публичные люди».

— «Бои без правил», это, на самом деле, название образное — там ведь в реальности много правил. Как вы считаете, — они жесткие или мягкие?
—В «Миксфайте» нельзя бить в пах, нельзя бить в затылок, нельзя бить в позвоночник. Запрещены любые действия против глаз. Щипаться, кусаться, конечно. В первую очередь, конечно, нельзя бить в область спины. Да, на самом деле правил много, конечно. Главное — судьи, специалисты в ринге в любой момент готовы вмешаться. Меня лично все полностью устраивает. Правила «боев без правил» значительно мягче, чем в нашем самбо. В «смешанном стиле» нельзя бить головой, нельзя бить в пах — в боевом самбо это разрешено.

— Среди единоборцев существует пословица: «побеждает тот, кто первым в бороду угадает»...
— Нет, это не правильно. Если спортсмен рассчитывает на это… хотя… возможно, это и правильное выражение. Побеждает тот, кто первым в бороду угадает, только надо же угадать. А чтобы грамотно угадать, надо знать сильные стороны соперника. И слабые.

— Какие у вас слабые стороны?

— О своих слабых сторонах я не говорю. Я над ними работаю.

— Представляю, как внимательно изучаются противниками ваши слабые стороны...
— Наверняка изучаются. Они у меня, конечно, есть... но.. Нет, скажу. (смеется).

— А сильные? «Коронки»?
— Стараюсь развиваться во всех направлениях, все нарабатываю. А «коронки»… Я вам пример приведу — тот же Мирко «Кро Коп». Он всех валил на левую ногу. Бил ногой так, что люди падали в нокауты. Когда он поставил все на эту коронку, он проиграл. Считаю, что у бойца всегда есть любимые приемы, но надо не циклиться на этом, а всегда идти дальше. Чтобы быть непредсказуемым во время боя. Есть бойцы, которые ставят уклон на свою ударную технику. Есть бойцы, которые стараются всеми способами затащить в партер — им всем не хватает универсальности, они все в чем-то недорабатывают.

Чак Лиддел, бывший чемпион UFC в тяжелом весе – он больше делал уклон в ударную технику. Он, конечно, боролся, но старался не попадаться на такие приемы, потому что все равно проигрывал. Ренди Кутюр — у него недостаточно знаний болевых приемов, не совсем хорошая техника стоя.

— Были ли у вас знаковые, важные враги? Такие, бой с которыми давал новый толчок в жизни? Тот же «Кро Коп», который до встречи с вами побил вашего брата.
— Это не враги. Это соперники. Соперники в спорте. Врагов у меня не было никогда. А к нападкам перед боем я отношусь абсолютно ровно. Это такие обычаи, чтобы создавать интригу и раззадорить. Противостояние создают, чтобы народ привлечь. Я на это не смотрю.

— Как вы относитесь к противникам?
— С уважением.

— Без исключений?..
— Без исключений.

— Вас хорошо знают зрители за границей, а дома — только в отечественном спортивном мире. За его пределами вы не звезда. Почему? Ведь боксеры-тяжеловесы, например — вполне светские персонажи.
— А спорт наш просто молодой, и не набрал еще тех оборотов, которые он набрал за рубежом. Там чемпионаты проводятся уже несколько десятков лет. У нас есть любительские виды спорта. Боевое самбо, рукопашный бой. Но на профессиональной основе ребята не выступают. Я знаю многих любителей, которые смотрели бои UFC, по «смешанным единоборствам», были в восторге, но … не было организаторов, не было организаций, не было поддержки СМИ. Собственно, я не знаю, как у вас, но у нас, чтобы показать хороший бой по телевидению, требуют оплаты. И не просто оплаты, а слишком серьезных денег. Во всем мире зрителям это интересно, а руководству русских каналов — не интересно.

— Вы с детства живете в Старом Осколе. А ведь, как правило, бойцы мирового уровня стараются уезжать, например, в Германию или США, где и тренироваться лучше, и заработки повыше…
— Ни в Германии, ни в США тренироваться не лучше. И зарплата не играет никакой роли — гонорар определен, и то, в какой стране я тренируюсь, на заработки никак не влияет.

—А почему же тогда уезжают?
— (молчит) ...Потому что забывают, где их Родина. И какие их флаги.

— Вы-то явно не забываете, какие флаги — ваши. Как вы относитесь к Украине?
— Я всегда помню, что я родился на Украине. Бабушка, дедушка, двоюродные сестры здесь. Я родился в Советском Союзе, на тот момент страна была неделимая. Сегодня мы живем в разных странах, но я этому значения не придаю. Я себя считаю россиянином, конечно, в первую очередь. Все свое детство, всю юность я провел в Старом Осколе, к бабушке только на лето приезжал. Я не делю страны, я не политик, для меня это не важно.

— Однако вы часто одеваете футболку с двуглавым орлом…
— Конечно, я же представитель своей страны. Я горжусь тем, что я россиянин.

— Кстати, как вы относитесь к «русским» боевым искусствам? Сейчас ведь мода или на «исконно славянские стили», или, например, на «боевые искусства русского спецназа».
— (улыбается) К действительно русским боевым искусствам я отношу только самбо. То, что сейчас называют «русскими стилями»… Если честно, я к этому отношусь несерьезно. Ни разу не видел там сильной школы, поставленной техники, это больше похоже на самодеятельность. Даже не «больше похоже», это на самом деле самодеятельность — и все. Зачем изображать что-то русское, если можно на самом деле практиковать русское? Зачем, например, демонстрировать православие, если можно жить по православию?

— Когда вы выходите на бой под «Ой, то не вечер, то не вечер», торжественно снимаете нательный крест и идете бить супостата — иногда складывается впечатление, что такой былинный образ был создан осознанно.
— Никто никогда мне не говорил, как надо выглядеть. И людей, которые подсказывают мне, как выглядеть, у меня нет. Стилистов, или там…не знаю, какими они называются...

— ...Имиджмейкеры?
— Имиджмейкеры, да. Имиджмейкеры. Я стараюсь жить по своей вере, стараюсь жить по заповедям. Всё.

— А скажите, к идее сняться в кино (фильм-боевик «Пятая казнь») вы тоже сами пришли?
— (смущенно) Нет. Честно говоря, нет. Меня попросили мои друзья, они делали передачи о наших боях смешанного стиля, о «боях без правил». И Вадик попросил, менеджер мой. Сделали сценарий, пригласили актеров, и одну из главных ролей предложили мне. Я не хотел, упирался… Но, с другой стороны — ведь интересно же попробовать. Я в этом не был никогда, никогда не видел, что оно такое. Результат еще… (смеется) Результата еще нет. Результат будет в апреле. Наверное, спрячусь на это время где-нибудь и из дому выходить не буду. Хотя... вроде неплохо даже получилось. Мне интересно было посмотреть, особенно когда уже монтируют, озвучка когда была. Получается совсем не так, как на съемочной площадке. Там все видишь, думаешь, представляешь — ну как из этого может хоть что-то получится?.. А когда сделали монтаж, озвучили — ничего, нормально, вроде.

— Почему вы из официального российского спорта перешли в М-1?
— Я выступал по самбо и по дзюдо, и были проблемы с судейством. Когда уже все, надоела необъективность, я ушел в смешанные единоборства. Плюс, в любительском спорте, в Старом Осколе, у меня не было заработка. Не было возможности содержать семью. Конечно, тяжело было оставить все — я ведь уже был в сборной России по дзюдо и по самбо, и вот так уйти в новый вид спорта и начать все с начала… Слава Богу, все получилось.

— Тут судейство лучше?
— Здесь нет такого, как в любительском спорте. Здесь все профессионально, здесь зрители смотрят и контролируют. Конечно, есть, но не в такой степени и не так сильно. Разные можно примеры привести, но если делаешь «болевой», то как ни крути, когда противник кричит «сдаюсь!» — тебя засудить не смогут. Если у человека нокаут, то руку придется поднимать победителю. Как ты засудишь бойца, когда его противник в нокауте?..

В любительском спорте у нас творится полное безобразие. А в «смешанных боях» зрители внимательно следят за процессом, их не обманешь. У них есть свои любимцы, за которых они стоят, и чем честнее судейство, тем интересней зрителям смотреть бои, тем больше уважение зрителей, тем выше популярность.

— Между тем среди людей не приобщенных ходят упорные слухи, что «все проплачено». Промоутер сказал бойцу «лечь» в таком-то раунде – он ляжет.
— Я на своем жизненном пути такого не встречал. Ни разу. Да и как там можно что-то подтасовать, если большинство наших боев заканчивается досрочно? Наверное, процентов 70 заканчивается так. Нельзя сыграть нокаут. Нет, то есть, можно, конечно, если постараться, но ведь зрители же следят за каждым движением, потом все обсуждают и критикуют. Их-то точно не обманешь. Да и сами подумайте — мой гонорар зависит только от моих побед. Если «лягу» под кого-то, я же в рейтинге упаду, и на следующий бой моя зарплата будет гораздо меньше.

Тем более, наш вид спорта развивается: чтобы быть интересными, мы должны быть непредвзятыми. Конечно, хочется, чтобы побеждали наши — из России, Украины… Белоруссии, конечно. Но если приезжает боец из Франции, например, и хорошо бьет — значит, он победит. У нас все честно.

— Почему же такая грустная ситуация в официальном спорте?
— Потому что во главе отечественного спорта стоят не любители своего дела, а люди со своими личными интересами. Им лучше своего мальчика протолкнуть, чем более сильного парня с другого города, лучше своих судей поставить на поединок, чем независимых. Лучшую жеребьевку сделать для своего мальчика, более легкую. Чтобы он дошел до финала свежим, а в другую группу закинуть всех основных претендентов, чтобы они там между собой передрались-переборолись, вышли изнеможенные, понимаете? Свои личные интересы ставят выше интересов страны, понимаете? Спорта…

— Почему отечественные единоборцы не бросают массово официальный спорт и не переходят в «миксфайт»?
— Потому что как и для меня было тяжело. У меня вообще безвыходная ситуация была: на чемпионатах России всегда третий-третий-третий, а у нас первое место едет «на мир», второе — «на Европу». А меня всегда, все время третьим. Я уже устал, говорю: «Ну, у вас совесть есть?» Я борюсь, зал уже кричит судье — оценивай, куда смотришь… Пробиться не получалось, ушел, но ведь как тяжело было. Оставить все, чем жил, чего добился. Пусть немного, но сборная России — хороший результат. Я был в сборной России по дзюдо и по самбо. Это хороший результат, я считаю, для спортсмена. Мне пришлось оставить там все и начать здесь с нуля.

— Вы сейчас поддерживаете отношения с официальным спортом в России?
— Мне сейчас предлагают посты важные занимать, еще что-то… Я отказываюсь. Не вижу возможности этим заниматься, потому что сам выступаю. Я стараюсь общаться с людьми, которые действительно болеют за свое дело, за свой спорт. С ними советуюсь – как дальше, как поступить. Если меня попросят не те люди, которым на все плевать, и которым нужен флажок «Федя Емельяненко», чтобы им махать и затыкать дыры, а те, которые хотят что-то изменить, поднять статус нашего спорта. Если они попросят — я с удовольствием пойду.

Комментировать




XHTML: Вы можете использовать следующие тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>